Ретроспективная тема художников
движения "Мира исскуства"
и «Чайка» А.П. Чехова

    Художники движения «мир исскуства» интересовались культурой и бытом восемнадцатого века.( смотрите: http://www.rollins.edu/Foreign_Lang/Russian/20index.html). В живописи таких знаменитых художников, как К.А. Сомов и А.Н. Бенуа "ретроспективная тема" является, как считает искусствовед В. Петров, "формой романтического протеста против мещанства и прозаической современности" [1]. Примером может служить картина Сомова "Вечер". По такой теории современность уродлива и не должна представлять собой объект изобразительного искусства. Сомов и Бенуа увлекались восемнадцатым веком как эстетическим символом. Таким образом Сомов и Бенуа искали "дух времени" для того, чтобы создать образ субьективной красоты.

    Картина "Венецианский сад" Бенуа подобна "Вечеру" Сомова по стилю, но отличается по теме. Вместо спокойного образа Сомова, здесь видим бурное небо, серые тучи которого отражаются в воде бассейна. За бассейном стоят две классических статуи, чьи каменные позы, как ни парадоксально, показывают себя движениями живых. Под левой статуей обнимаются мужчина и девушка. Их лица спрятаны под бордовым плащем и маской, которые носит мужчина. Пара, статуи и буря создают впечатление хаотичной человеческой страсти.

    В пьесе "Чайка" Чехов аналазирует и пародирует наивный идеализм Символистов в первой сцене. Треплев считает, что искусство должно "изображать жизнь не такою, как она есть, и не такою, как должна быть, а такою, как она представляется в мечтах (58)." Несмотря на это, его пьеса лишь карикатура символического искусства. Во-первых, трудно не согласиться с Аркадиной, что использование в спектакле заката, вида озера и запаха серы действительно "что-то декадентское"(61). Во-вторых, монолог Нины абстрактный до абсурдности: "тела живых существ исчезли в прахе, и вечная материя обратила их в камни, в воду, в облака, а души их всех слились в одну. Общая мировая душа—это я"(61). В символической пьесе Tреплева Чехов пародирует символизм как что-то нереальное, в каком-то смысле, нечеловеческое.

    Как оно ни смешно, творчество Треплева все-таки имеет корни в мире "Чайки". В первом монологе мы узнаем, что его пьеса является протестом героя против творчества и жизни его матери. Треплев говорит, что хотя Аркадиной кажется, что она "служит человечеству, святому исскуству", по мнению Треплева, "современный театр--это рутина, это предрассудок". Тоже видно, что Треплев ставит спектакль, чтобы справиться со своим комплексом неполноценности перед матерью: он вспоминает ту сцену, когда все друзья его мамы "своими взглядами измеряли мое ничтожество"(57). Таким образом, как Сомов и Бенуа, Треплев погружается в символистское искусство для того, чтобы избежать уродливости и боли своей окружающей среды.

    В глобальном смысле все персонажи "Чайки" похожи на символиста Треплева. У каждого какое-нибудь неосуществленное, невозможное представление о жизни. Треплев отличается тем, что он не может существовать без своего идеала—его самоубийство означает его отказ жить без успеха, без любви матери и без Нины.


1. "Мир Исскуства". Петров, В. Москва: Издательство "Изобразительное искусство"